14:05 

Махабхарата

Alexiadell~
"Если человек не пьет, и не курит, поневоле задумываешься, уж не сволочь ли он?" (с) Антон Павлович Чехов

Вчера я вернулась из сказки. Из внезапного кусочка Индии, появившегося на одну неделю возле Михайловского водохранилища. Познакомилась с большим числом прекрасного народу, и впрервые посетила полевую ролевую игру.

Тяжело дались первые два дня. Акклиматизация, привычка жить «цивильно» и необходимость делать быстро и много из того что есть немного выбили из колеи. Но между тем, прекрасные жители Гандхара не дали выпасть окончательно и бесповоротно, не смотря на общее недовольство довлеющее над нашим царством.

Изначально я ехала просто Гандхарским лекарем и подругой царевны/царицы, без особых целей на игру, мне просто хотелось самой увидеть как это бывает. Но потом Ити накрутила мне запутанную историю, нашла мужа. А на самой игре сложилась совершенно другая сказка. Начну рассказывать её издалека.


Некогда у асура Никумбхи из рода Хираньякашипу родились два сына — Сунда и Упасунда, которые с детских лет отличались великой отвагой и силой. Братья жили душа в душу и никогда не расставались. Они спали на одном ложе, ели с одного блюда и пили из одной чаши. Общие у них были воинские забавы, игры и утехи. И так привыкли они друг к другу, так сходны были нравом, что казались двумя половинами одного существа.

Когда братья выросли и возмужали, они решили подчинить себе все три мира, и для этого они удалились к подножиям гор Виндхья совершать суровое подвижничество. Там, на горном склоне, поросшем диким лесом, они сбросили с себя царские одежды, облачились в грубое рубище из мочалы, стянули волосы в узел и предались изнурительным истязаниям плоти. Много дней и ночей провели они, питаясь лишь лесными плодами и кореньями, а потом и вовсе отказались от пищи и воды. Тела их истощились от голода и жажды, покрылись коростой от грязи; и они стояли оба, вытянувшись, опираясь только на большой палец ноги, с воздетыми руками, и, не мигая, смотрели на небо. Так провели они долгие годы в невиданном прежде подвижничестве, и наконец горы Виндхья, раскаленные пылом их духа, окутались облаком пара.

Боги испугались растущего могущества сыновей Никумбхи и решили помешать им исполнить обет до конца. Они стали искушать их богатством, соблазнять прекрасными девами, но братья оставались непреклонны и не нарушали обета умерщвления плоти. Тогда боги попытались смутить их души состраданием к родным и близким. Они послали братьям видение: полунагие, без украшений, с распущенными волосами, словно гонимые ужасом, являлись перед ними их сестры и жены и взывали к ним: «Спасите!» Но и тогда братья не шелохнулись — такова была их верность обету; и видение исчезло.

И вот пришло время, когда Сунда и Упасунда снискали своим подвижничеством милость Творца вселенной. Брахма явился к ним и сказал: «Выбирайте себе любой дар, о асуры!» Братья низко склонились перед ним, почтительно сложив руки перед лицом, и сказали: «О всемогущий, даруй нам власть над великой тайной перевоплощений, чтобы могли мы по своей воле принимать любое обличье; даруй нам еще власть над оружием, земным и небесным, и пусть нам некого будет бояться во вселенной, кроме как друг друга; и пусть отныне мы станем бессмертны».

«Я дарую вам все, о чем вы просите, кроме бессмертия, — отвечал им Брахма. — Бессмертия вы не получите, ибо совершили свой подвиг из корысти — ради власти над тремя мирами. Эту власть вы получите, и некого вам будет бояться в трех мирах — только друг друга».

Получив от Прародителя испрошенные дары, братья вернулись в свое царство. С радостью встретили их, достигших великого могущества, родичи и друзья. Слуги сняли с них рубища из мочалы, омыли их тела и умастили благовонным маслом, одели их в богатые одежды и украсили драгоценностями и венками. И день за днем Сунда и Упасунда пировали в своем дворце с родичами и друзьями, и годы прошли для них незаметно, как единый миг, в удовольствиях и забавах.

И вот настал день, когда братья решили, что пора исполнить задуманное и покорить себе вселенную. Они собрали большое и сильное войско асуров, вооруженное копьями, палицами и мечами, и в благоприятный день выступили в поход, сопровождаемые радостными кликами своих подданных и восхвалениями придворных певцов, предсказывавших им победу.

Сначала Сунда и Упасунда поднялись по воздуху в царство Индры, чтобы утвердить свою власть над небом. Свирепые и не ведающие страха, они искали битвы с богами, но те в великом смятении бежали из небесного царства и укрылись под защитой Брахмы. А братья овладели небом, покорили гандхарвов, нагов и людские племена, подчинили себе и подземный мир, и обитателей моря. А затем, чтобы лишить силы богов, нашедших защиту у Прародителя, Сунда и Упасунда замыслили оставить их без жертвоприношений.

Исполняя волю братьев, воины их прошли по земле, как буря, и повсюду разрушали алтари, ломали священную утварь, гасили водою жертвенные огни, разоряли пустыни мудрецов и убивали без жалости их обитателей. Дар Брахмы охранял нечестивых братьев от проклятия подвижников, и ничто не могло удержать их разбойничье войско. И брахманы в страхе за свою жизнь разбежались из своих обителей, отказавшись от благочестивых обрядов.

Так на земле прекратились жертвоприношения, но братьям и этого было мало. Чтобы боги никогда уже не вернули себе власти над миром, они решили уничтожить всех брахманов. Принимая разные обличья, оборачиваясь то слонами, то тиграми, то львами, то медведями, они бродили по земле, выискивая брахманов в их потаенных убежищах, и всех убивали. Они предавали смерти всех дваждырожденных, всех прошедших обряд посвящения — брахманов, кшатриев и вайшьев, и вскоре замерла жизнь на земле, и ужас воцарился в мире. Никто не смел возносить молитвы богам, нарушены были обычаи и обряды; на земле не справлялись
более свадьбы, и перестали рождаться дети, запустели поля и пастбища, обезлюдели города и селения. Опечалились боги, омрачились солнце, и луна, и звезды. А Сунда и Упасунда, покорив три мира, поселились на Курукшетре, довольные своими деяниями и своей властью.

В великой скорби взирали боги на разоренную землю и не знали, как вернуть себе власть над миром. Они пошли к Брахме и стали просить, чтобы он усмирил жестоких асуров Сунду и Упасунду. Поразмыслив, Прародитель решил, что настало время покарать разрушителей мира. Он призвал к себе Вишвакармана, божественного зодчего и ваятеля, и повелел ему создать прекрасную деву, какой еще никто не видел во вселенной.

И Вишвакарман исполнил веление Брахмы. Из драгоценных камней и самоцветов, выбрав все, что было самого прекрасного в трех мирах, он сотворил небесную деву столь совершенной красоты, что не было в ее лине и теле ни единой черточки или частицы, которая не приковывала бы с неотвратимой силой взор каждого, кто смотрел на нее.

Брахма нарек ее Тилоттамой. Он сказал ей: «Ступай к братьям-асурам Сунде и Упасунде, увлеки их своей красотою и пробуди в их душах ревность друг к другу».

Когда Тилоттама, поклонившись смиренно Прародителю, стала обходить почтительно слева направо собрание небожителей, прежде чем отправиться исполнять веление Брахмы, никто из богов и святых мудрецов не мог, глядя на нее, оставаться бесстрастным, и все поворачивали головы вслед за нею. Только сам царь богов и великий Шива устояли и не повернули головы, когда Тилоттама проходила мимо них. Но когда она обходила Шиву, то с той стороны, где он не мог ее видеть, у него возникало новое лицо. Он восседал, повернувшись лицом к востоку; и новые лица появились у него с южной, и с западной, и с северной стороны; так Шива стал четырех-ликим. А у Индры, который тоже не мог оторвать от нее взгляда, появилась тысяча глаз, которые покрыли все тело владыки неба; с той поры Индра стал тысячеглазым. Тилоттама же покинула чертоги Брахмы и направилась в обитель свирепых асуров Сунды и Упасунды.

Тем временем братья Сунда и Упасунда, покорившие все три мира и собравшие в своем царстве несметные богатства, отобранные у богов, гандхарвов, нагов и земных царей, предавались беззаботным забавам и развлечениям. Они тешили себя нарядами и драгоценными украшениями, хмельными напитками, веселыми играми, музыкой и танцами. Не зная ни страха, ни утомления, ни недуга, они пировали и развлекались с прекрасными девами в цветущих садах и рощах и в великолепных дворцах.

И вот однажды, когда вместе с беззаботными красавицами, услаждавшими их пением и плясками, они пировали на поляне в благоухающей лесной стороне на склонах гор Виндхья, перед ними явилась Тилоттама. Собирая меж деревьев цветы, она приблизилась к ним полунагая, прикрытая лишь небольшим лоскутом красной ткани на бедрах. Ее красота их так поразила, что они забыли про пир и забавы и замерли, восхищенные, не в силах отвести от нее глаз. Затем оба они покинули пир и устремились ей навстречу, охваченные неодолимой страстью, и оба домогались ее. Сунда схватил ее за правую руку, а Упасунда — за левую, и, гордые своей силой, богатством и властью, братья метали друг на друга грозные взоры. «Это моя жена, а твоя повелительница!» — воскликнул Сунда, обращаясь к брату. «Это моя супруга и твоя невестка!» — возразил ему Упасунда. И впервые в их сердцах возникла вражда друг к другу. В ярости продолжали они спор из-за Тилоттамы и наконец бросились друг на друга, потрясая тяжелыми палицами, и, опьяненные вином и страстью, стали наносить один другому безжалостные удары, пока не свалились оба на землю, истекая кровью. И ни один из них уже не поднялся более.

В страхе разбежались танцовщицы и музыканты. Потрясенные горем советники и приближенные Сунды и Упасунды вернулись на Курукшетру, поведали о гибели братьев их подданным, и все асуры снова ушли в подземный мир, оставив землю и небо во власти богов.

Боги же возликовали. Радостно встретили они красавицу Тилоттаму, избавившую их от притеснений Сунды и Упасунды. Брахма предложил ей выбрать любой дар, и она выбрала любовь. Брахма сказал ей: «Ты вечно будешь юной и прекрасной, и всюду, куда ты пойдешь, твоя красота будет рождать любовь в сердцах взирающих на тебя».



Но Брахма милостив, и он даровал братьям еще одно рождение. Волею судьбы и проклятья Сунда рождается в женском теле, да еще и в семье вайшью. Родители назвали девочку Кавита и обучили её лекарскому мастерству, а когда покинули этот мир, оставили дочери своё дело, но не успели выдать замуж.

И вот в один из дней, в дом её внесли сына военачальника Гандхара. Храбрый Махасена был ранен на охоте и жизнь его была в опасности. Конечно, Кавита спасла его, и, когда благодарный кшатрий неосмотрительно сказал «проси что хочешь», ответила, что хочет стать его супругой. И поскольку не престало воинам отказываться от своих слов, взял Махасена лекарку в жены. Так оказалась Кавита во дворце, залечивала раны храбрым воинам, старалась угодить своему господину и не знала бед до тех пор, пока у советника Яугандхараяны не родилась дочь. Девочка росла прекрасной, как блеск драгоценных камней, но гордой и самовлюбленной, как истинная кшатрийка и единственная дочь своего отца. В сердце же Кавиты зародились метания и сомнения. За те годы, что прожила она рядом с со своим супругом, она успела полюбить его, однако, не могла не чувствовать страсти, разгоравшейся при виде хорошевшей с каждым днем Нилами. Тогда память о прошлой её жизни стала постепенно возвращаться к Кавите, и вскоре вспомнила она и себя, и брата, и силу что подарила власть над тремя мирами, и Тиллотаму, внесшую раздор в их жизнь.



Тогда, услышав от жены гандхарского брамина историю о достойной супруге мудреца Кашьяпы, что умеет предсказывать будущее и раскидывать гороскопы, отправилась она к той достойной брамини, чтобы получить совет высших сил. И прекрасная Кадру поведала Кавите о её прошлом, настоящем и будущем, и сказала что только обретение детей принесет успокоение в её душу. При первой же возможности врачевательница отправилась в храм Лакшми, дабы получить мантру на появление детей. И служительницы храма благословили её и дали не только мантру, но и обряд, который так и не был свершен. Потому что сначала скульптор никак не мог сотворить для домашнего алтаря изображение Лакшми, а потом бесстрашный Махасена лишился голоса на двадцать пять лет в политической игре нашего советника, и ей пришлось учиться понимать своего мужа без слов, а потом была война (вместо которой был поединок), и страх что супругу придется столкнуться в битве с братом, переродившимся воином из Панчала Капибарой (ржала до слёз, когда услышала впервые). Каково же было её удивление, когда оказалось, что этот кшатрий приходил раньше во дворец сыграть в кости с Нилами. Частое отсутствие супруга дома и игра в Лилу с нашим почтенным скульптором и хозяйкой игорного дома подтолкнуло Кавиту все-таки идти и познакомиться с братом и открыться ему. Но брат её был не рад видеть женщину и не хотел помнить прошлого и это еще больше расстроило лекарку, как и то, что он отказался приходить на сваямвару к Нилами, поскольку решила она, что раз в этой жизни ей суждено было родиться женщиной, а брату её мужчиной и достойным кшатрием, то значит такова дхарма и именно ему должно получить руку Тиллотамы в этой жизни. Ей казалось это правильным, но не Капибаре и это внесло очередную сумятицу в её жизнь.


А потом была еще одна война и во время этой войны у меня внезапно родилась дочь, прямо на поле боя. А потом был праздник Шивы на котором Кавита так и не смогла найти свою дочь, которая обещала появиться там, и потеряла своего мужа, которого в очередной раз унесли гандхарвы. Тогда в сердце женщины впервые зародилось негодование, и оно привело её к мудрецу Кашьяпе на следующий день. Поскольку нечаянно подслушала она разговор о том, какое желание выпало исполнить принцу гандхарвов в нашей "безвыигрышной" лотерее. А досталось ему желание Кашьяпы приблизить Кали-Югу. И это желание легло на боль, испытываемую Кавитой, боль от ненужности мужу, от ненужности так быстро выросшей дочери. Она пришла и рассказала свою историю великому мудрецу Кашьяпе, тот выслушал её и велел придти после заката и принести дары Кали-ма. Мантры, вино, кровь и послания небес сначала в виде ганхарвов, потом в виде Кришны. А потом явилась сама Великая Мать Кали. И Кавита онемела и сначала не могла подобрать слова и Мать чуть не велела ей умереть, но даровала милость и часть сил её прошлого рождения, сказав что остальную часть ей предстоит собрать самой. В ту ночь я действительно была готова взлететь, у меня появились силы жить дальше, потому что до этого я подумывала уходить в санньясу не дожидаясь замужества дочери и стремиться к перерождению. Но Кали, явившись на мольбы, позволила нащупать новый путь, в правильности которого я убедилась позже. Да даже встреча с моим братом и наш ночной разговор, показал, что игра продолжается и колесо Сансары вертится. В следующую эпоху я вступила обновленной и немного безумной. Гордость моя росла вперед моих сил, но все принимали как должное то, что я все чаще разговориваю на равных что с кшатриями, что с браминами, что с дэвами. В поисках сил меня отправили в места, где наиболее яркие эмоции. Так я побывала в Гандхарва-логе в Доме Войны, где никого не было и я совершила своё поклонение, но в соседнем доме меня любезно напоили чаем и развлекли разговорами. Зашла я и в лабиринт ракшасов, я наслушалась ужасов о них, ранее они лишили нашего брамина руки и долго раздумывала на сколько велики мои силы и смогу ли я им противостоять, но они так же сделали вид, что все идет как надо и пропустили меня совершить поклонение их Шива-Лингаму. Так мало помалу я собрала остатки своих сил, а на празднике Дурге объединила их и собиралась начать проявлять свою асурическую сучность. (Но так как это был мой первый опыт игры, а мастера на такую наглость от асуров явно не рассчитывали, поэтому сил толком у меня никаких не появилось, ну и моё личное упущение, что я не смогла выйти на поле Куру, поскольку оружия в руках держать в реальности не то что бы умею, буду исправлять ситуацию теперь. Так же я не до конца вкурила послание мастеров «лить в уши» и игровую модель взятия под контроль, поэтому не смогла заставить принца Мадры раздеть Драупади на Курукшетре перед битвой.) Но вместо асурической сучности проявила ревнивую жену, прокляв мужа за то что он шляется у Гандхарвов тем, что до конца битвы на Курукшетре он не сможет поднять ни одно оружие. Бога Войны, ага.
С другой стороны, этим проклятьем я подарила ему благо, поскольку он не хотел сражаться против своих детей, а дети его сражались и с той и с другой стороны. Ну и в конце-концов, раз уж я сам не мог выйти на поле боя, то отдал свою жизнь «за распрекрасную свободу», точнее за возможность пяти людям погибнуть в битве, встать и занять ту сторону, что считают правильной они лично. Но никто этим не воспользовался, увы.


Всё сложилось как сложилось. И все умерли. Харе-Харе, Махадэв.


Огромное спасибо моим терпеливым соигрокам, возможно я была слаба для вас, но я старалась. Огромное спасибо достоиным кшатриям за то что я так и не смогла никого проклясть, и что вы успели совершить достаточно кшатрийских поступков. Огромное спасибо мастерам, что дали возможность окунуться в эту сказку.
UPD.И отдельное спасибо гуру Кашьяпе, за квесты и за то что назвал меня сестрой, после того как брат мой отказался от этого.


О том, что я до сих пор слышу мантры в любой мелодии, и не могу понять варну проходящих мимо людей, и как странно не кланяться при встрече каждому, я говорить не буду. (=


@темы: Я, Сказки

URL
Комментарии
2016-07-27 в 10:54 

felix-felicis
δώρος
Так здорово читать!!
Огромнейшее тебе спасибо, прекрасная :)
ты была на своем месте и совершила очень много всего! Даже для человека который давно играет, что говорить про первую полевку.
Люблю! Рада-рада-рада что все сложилось и катарсис и красота

Я немного склеился обратно и еще сегодня-завтра в пэ :)

2016-08-08 в 09:26 

Брови Трандуила
Not all those who wander are lost
Эру, это прекрасно хд Вот целиком и полностью. Внезапности и глубокая мифологичность, богичный уровень вроленности, и прекрасно, что фоновому персонажу дали такое развитие, и тебе не пришлось сидеть в углу и обвмить с тоски. Здорово, что твои приключения на полигонах начались с такого)
//а говоришь, внуков не завела, родила на поле боя - очень по-нашему))
Спасибо тебе за обзор, я даже не понимал, насколько скучал по всему этому индоэпическому безумию. И аплодисменты мастерам, продумавшим систему на такой сложной почве. Удачи тебе с оружием и постижением прекрасного мира полигонов :з

2016-08-16 в 13:03 

Alexiadell~
"Если человек не пьет, и не курит, поневоле задумываешься, уж не сволочь ли он?" (с) Антон Павлович Чехов
Брови Трандуила, мне пришлось посидеть в углу, воя с тоски, покуривая кальян и поигрывая в Лилу, а потом взять ноги в руки и пойти творить хрень. XD

URL
     

Суп с котом и пироги с котятами

главная